«Поразительно, все всё знают! У меня нет слов! Как будто у меня на лбу написано, что я Варранг!»

Наверное, все его мысли так отчётливо проступили на лице, что детский врач смутился.

- Прости, я не подумал, что тебе может не понравиться такое к себе внимание.

- Ничего страшного. Просто… несколько неожиданно. Неужели так видно, что я Варранг? – не удержался, чтобы не спросить, Алекс.

- Нет, конечно. Ну если только сильно присмотреться, чувствуется что-то странное. А вот светленького зеленоглазого красавчика сложно с кем-то спутать, - ответ рэрди смутил Алекса, он был уже не рад, что завёл этот разговор. Надо было промолчать. Оллинай мягко улыбнулся. – Да и рэрдана тебя назвала по имени. Тут даже слепой прозреет. А в гнездо…

Алекс тихо простонал, и ему в очередной раз пришлось объяснять принцип формирования гнезда у Варрангов.

- Могу успокоить, это зависит не от меня, а от биологической или энергетической совместимости между мной и предполагаемым партнёром. Либо она есть, либо её нет, понимаешь? С моей точки зрения, это равносильно вашей истинности пар. То есть встречается очень редко.

Рэрди разочарованно вздохнул.

- Жаль… Мне кажется, это здорово ощущать с кем-то единение. Знать, что тебя хоть кто-то по-настоящему понимает. Значит, вы не приманиваете к себе…

- Нет, конечно! Скорее это к нам притягиваются. Но, если честно, мне более чем достаточно тех, кто у меня уже имеется. Только и успеваю всех успокаивать… - Оллинай хихикнул. – И ещё есть одна маленькая, но существенная проблемка. По-моему, о ней тоже кто только не знает. В ближайшие лет двадцать у меня не может быть детей. Поэтому рэрди особо не рвутся ко мне в гнездо.

- Не знал, - честно ответил Оллинай. – Как-то мне некогда сплетнями заниматься. Это в связи с перестройкой организма?

- Да, - коротко ответил Алекс, не вдаваясь в подробности.

- Да, родить от такого красавчика никто не откажется, - Оллинай, лукаво улыбнувшись, оглядел Алекса. - Не волнуйся, Варранг, ничего с твоей рэрданой не случится.

- Во-первых, она не моя, мы с братом её опекуны, а во-вторых, меня прежде всего беспокоит рэрдик. Причём не только его физическое состояние, но и психологическое. Слишком многое слышал об отношении к рэрдам в королевстве.

- О, да, мы тут не перестаём удивляться. С чем только не сталкивались! И это с учётом того, что за последние двадцать лет в КумитТаа очень многое изменилось. Они хоть ненужных им детей нам отдавать стали. Правда, только с отклонениями.

- А то, о чём ты говорил… ну, про основной контур… в чём может быть причина?

- Генетическая предрасположенность. Причём по линии отца. Раньше даже у нас таких детей никто не лечил, ну слабенький рэрдик и слабенький. Когда они вырастали, ничем от остальных сверсников не отличались. Только продолжительностью жизни. Порядка ста восьмидесяти – двухсот лет. Двести тридцать - это максимум. Больше основной контур не выдерживает.

- А Кэйту можно бегать, прыгать, плавать?

- Конечно, он обычный ребёнок, просто будет быстрее уставать. Но регулярные тренировки ему в любом случае пойдут на пользу. Хочу сразу предупредить, что вам с ним придётся нелегко. По моему опыту, такие малыши тяжело идут на контакт, всё держат в себе, причём считают виноватым в любом случае только себя, и близко стараются никого не подпускать. Как физически, так и эмоционально. Часто замыкаются в себе, любят одиночество, очень недоверчивые, во всём видят подвох. Но хуже всего то, что они подсознательно ждут, что их вот-вот накажут, причём не важно за что. Чтобы их воспитать, требуется немало терпения и душевного тепла. И чем раньше вы выстроите с Кэйтером доверительные отношения, тем лучше. Для всех. Но вы молодцы, что уговорили риэссти отдать вам его. Кэйтер бы там не выжил. Слишком хрупкая у него психика.

- Зато у его матери она слишком крепкая. Непробиваемая.

- Ничего, пробьём. А у неё случайно не было проблем при первом контакте с рэрдами?

- Они у неё и сейчас есть, - вздохнул Алекс и кратко рассказал то, о чём знал.

- Я правильно понимаю, что непосредственно перед наступлением беременности и во время неё она находилась в стрессовом состоянии, но ей по каким-то причинам не оказали психологическую помощь? Надо же… я поспрашиваю наших психологов, встречались ли они с подобными случаями. Значит, она воспринимает рэрдов как угрозу…

- Она их никак не воспринимает.

- Ну, это для подданных Кэрил характерно. А вас с братом?

- Мы с её точки зрения не рэрды.

- Это как?!

- Нам только недавно трансформационную вакцину ввели, мы из переселенцев.

- Ты же Варранг, настоящий рэрд!

- Так я и сам не знал, оказывается, моя мать и все родственники с её стороны были рэрдами. А выяснилось всё только здесь, причём совершенно случайно. Дома мне никто никогда об этом не говорил. Судя по всему, как раз мой дед по матери и был Варрангом.

- Да уж, не хотел бы я таких сюрпризов.

- Что имеем… Поэтому мы для Айты не рэрды и не раздражаем её. А вот партнёра нашего третьего брата и моих рэрдов она на дух не выносит, постоянно с ними конфликтует, стараясь при любом случае задеть, а при малейшей возможности унизить или сделать гадость.

- Уууу, как всё запущено! Будем лечить, - усмехнулся Оллинай.

- Как?

- Близким контактом. Щадящий режим отменяется.

- Лишь бы хуже не было.

- Поверь, Алекс, не будет. Тем более Кэйтеру гораздо комфортнее рядом с рэрдами.

- Будем надеяться на лучшее. Очень хочется, чтобы у Кэйта всё удачно сложилось.

За следующие три дня Алекс устал так, словно каждый день брёвна таскал. Бесконечные разговоры отнимали у него все силы. Он никогда не был особым любителем потрепаться, тем более по телефону. А тут Оллинай, Лиа, вечером Тим, а с Айтой ему приходилось общаться утром и вечером, и та прилежно ему отчитывалась о том, что и как у них происходит. А стоило только лечь, так его начинали донимать расспросами Гор и Рой. Рэрдов беспокоил один вопрос – самочувствие их драгоценного Алли, а если Алекс пытался отделаться от них общими фразами, то обижались и начинали выяснять отношения, а то и вовсе давить морально…

Во всём этом была одна польза. Все три дня Айта провела в тесном контакте с сыном. Кэйт, поскольку рэрдана оказалась единственным знакомым ему существом, от неё ни на шаг не отходил, даже спал у мамы под боком. Судя по отзывам Оллинай, рэрдик оказался очень терпеливым и послушным, только пугливым, несмотря на присущее ему любопытство, и сильно начинал беспокоиться, когда Айта исчезала из его поля зрения.

Уже через день нахождения их в биоцентре Алекс заметил прогресс – Айта больше говорила о сыне, чем о себе, а вечером второго дня с гордостью похвасталась, что Кэйтер стал называть её мамой. Пару раз Алекс пытался поговорить с самим рэрдиком. Но тот предпочитал слушать и если отвечал, то отдельными словами. Правда, позже Айта рассказала, что Кэйтеру очень понравилось разговаривать с Алексом по комму.

К Лиа Алекс каждый день порывался прилететь, но рэрди категорично отказывался, смеялся и говорил, что он не маленький, и ему совсем не страшно одному. А каждый вечер перед сном он разговаривает с Тимом.

За Айтой и Кэйтом Алекс полетел с Лиа. Рэрдана даже растерялась, увидев Лиа, а потом первая его обняла. А Кэйт прижался к Алексу. Потом Алекс отправил их погулять по здешнему парку, а сам заглянул к Оллинай, тот его ждал не один, а с двумя психологами, занимавшимися матерью и сыном.

Оказалось, Айта активно противилась общению с психологами, заявляя, что у неё нет никаких проблем, отказалась проходить тестирование, поэтому пришлось воздействовать другими методами – прежде всего внушением.

- Похоже, проблемы начались у неё ещё в детстве, но мы так и не смогли узнать причину. Старший психолог преположил, что ей подчищали память, поэтому Айта и не помнит ничего. Но внутри неё по-прежнему сидит страх. Мы постарались изменить её отношение к сыну, говорили, что она нужна ему. А Кэйтера просто… короче, риэссти едва ли не с самого рождения начинают дрессировать рэрдов, чтобы добиться от них покорности, наказывают за малейшее неправильное слово или движение. Когда мы стали с ним первый раз разговаривать, он обращался к нам обезличенно уважительно – господин врач, госпожа врач. Мы с трудом ему объяснили, что у нас не принято так обращаться.

- Бедный ребёнок! – возмутился Алекс, в бессилии сжав кулаки.

- Но что самое интересное, его мать, Айта, до сих пор продолжает ощущать себя госпожой, несмотря на то, что достаточно давно здесь живёт.

- Да, она каждый раз пытается поставить себя выше рэрдов.

- И вас?

- Вот ещё. Мы её постоянно одёргиваем и ставим на место.

- Но тем не менее она живёт у вас и не собирается уходить.

- А зачем ей уходить? Айту всё устраивает. Её кормят, содержат, правда, работать заставляют, но не до потери сознания. Где ещё она так хорошо пристроится? Я говорю, она к нам иначе относится, не как к рэрдам.

- Может, она считает вас такими глупыми…

- Лично мне абсолютно всё равно, что она там считает. Я сразу сказал, если будет обижать Кэйта, мы её отправим к старшим рэрди. Безвозвратно. Стив тоже решительно настроен и не верит Айте. И стоит ей только сделать неверный шаг… у нас богатый опыт общения с подобными Айте. И на нас её фокусы не действуют. Не знаю, какая у неё там была психологическая травма, но то, что она превосходный манипулятор, подтверждаю. Сначала нам было её действительно жалко, и она этим искусно пользовалась, без понятия, на что рассчитывала, но результат получился совсем не тот, что ожидался. Мне бы очень хотелось, чтобы возвращение сына хоть немного изменило Айту, приучило к ответственности, чтобы ей было о ком заботиться и появилась цель в жизни. Да, мы можем вырастить Кэйта и без её участия, но маму, какой бы она ни была, никто не заменит, - Алекс потёр лицо руками, чувствуя усталость.

- Мы полностью согласны с тобой, Варранг. Для столь юного возраста ты слишком мудр.

- В моём бывшем мире я считался совершеннолетним, - буркнул Алекс.

- Извини, мы не хотели тебя обидеть. А за Айтой будет закреплён психолог.

Алекс ознакомился с результатами обследования Кэйта, ещё немного порасспрашивал врачей, а потом попрощался. Он нашёл всех около большой клумбы. Кэйт сидел на коленях и нюхал цветочки, а Лиа и Айта разговаривали.

- Народ, понимаю, здесь красиво, но нам пора возвращаться, а то я прямо тут и свалюсь.

Лиа испуганно посмотрел на Алекса и, подхватив Кэйта на руки, отправился к панели вызова капли. Прилетев в посёлок, Алекс с трудом выбрался из капли и, углядев в беседке разбросанные подушки и покрывала, направился туда и практически свалился. Он сам не ожидал, что поездка в биоцентр отнимет у него столько сил. Лиа снял с него сапоги и быстро сбегал за прохладным ягодным морсом. И под тихие голоса набежавших рэрди Алекс уснул и даже не почувствовал, как к нему под бок забрался Кэйт. Разбудило его угрожающее шипение.

- Лапуля, что случилось? Кто тебя напугал? – пробормотал он, еле открыв глаза, и увидел улыбающихся Гора с Роем.

- Какой красавчик! Ишь, защищает… Между прочим, это наш Алли! Чего смеёшься? Скажи ребёнку, что мы твои мужья, он нам не верит.

- Мои, мои, малыш, не бойся, они нас с тобой не обидят. Познакомься, Гор и Рой. А теперь скажи им, как тебя зовут.

- Кэйтерран Ориссэ, - тихо, но чётко представился рэрдик. Рой протянул ему руку, и малыш осторожно дотронулся до неё.

- Добро пожаловать на Каэрраа, Кэйтерран Ориссэ! Думаю, тебе у нас понравится.

@темы: Сказка наяву