Фе даже утренняя пробежка не помогла. Голова была полна мыслей. Он раз за разом прокручивал свой то ли сон, то ли видение, то ли воспоминания. Выверты сознания или привет из прошлого, причем не только его, но и маленького Йена? Что дало толчок к видению Лоэ? Все там было более чем реалистично, всё соответствовало друг другу, вплоть до мелочей – и лица друзей, и экипировка, и вооружение силлура, и форма, и знаки отличия - ни в чём не было разночтений или переплетений. Так было всё это или не было? Фе напрягся, вспоминая тот период, это точно вторая портальная война. Причём ближе к концу, судя по знакам доблести у Бранта. Но почему он ни Згана не помнит? Что он там говорил? «Пусть падёт на вас и тех, кто придёт после, проклятие Оэррена». Что это такое, Фе, слава Богам, знал. Когда ещё в первую портальную проходил восстанавление в одном из Храмов, наткнулся в архиве на древний трактат, явно написанный учёным жрецом. Там очень подробно, даже чересчур, описывались проклятия, начиная с простейших и заканчивая сложными, состоящими из нескольких, и даже разбирались различные варианты, объяснялся принцип их создания. Там-то ему впервые и встретилось проклятие Оэррена. Собственно, он его тогда прочитал и выкинул из головы за ненадобностью. К чему ему эти проклятия, кого проклинать? Разве что самого себя. Он снова и снова прокручивал основные события второй портальной. Да, всё верно, тогда синхи шёпотом говорили, что группировку Готтррау в пространственном кармане, где у силлуров располагалась главная база, уничтожило именно это проклятие. Есть официальное подтверждение, сделанное верховными жрецами. Силлуры не осмелились оттуда взять даже запчасти, опасаясь, что вместе с вещами проклятие перейдёт и на них. Но при чём здесь он? И если это все так и было, то почему Лоэ этого не помнит? Неужели им уже тогда синхи начали чистить память? И знали ли они, кто в действительности наслал на силлуров проклятие? Если это его рук дело, то совершенно не понятно поведение синхов, снисходительность им несвойственна. Значит, не знали? Или знали? Фе терялся в догадках, всю голову себе сломал, но ответа так и не нашёл.

«Надо будет Бранта спросить, может, он что помнит? Вроде как его тогда в биоцентр положили, тогда там полотряда оказалось. Фе решил не откладывать выяснение данного вопроса на потом.

«Брант, ты меня слышишь?»
«Фе, не пугай, ты где?!»
«Далеко, на Ойлуре. У меня к тебе предложение. Напрячь мозги. С моими почему-то возникла проблема. Сегодня мне приснился странный сон, нехороший. Как будто нас с тобой и ещё толпу наших ведут к алтарю».
«Кто ведёт?»
«Силлуры. Вот один из них», - и Фе показал того, с изуродованным лицом.
«Каэххтт!»
«Ты его знал?»
«А то! Между прочим, ты тоже должен был его знать. Мы несколько раз с ним соприкасались».
«Да? Странно, не помню такого. Совсем. Вот как раз по этому поводу я и решил к тебе обратиться. Ты что-нибудь помнишь из того периода?»
«Да я тот бой на всю жизнь запомнил! Думал, конец мне! Пульт управления полностью накрылся вместе с резервной схемой. Мы ж как раз с тобой тогда в плен попали, ты нам с ребятами сам велел не рыпаться, пообещал вытащить из того кармана, куда нас затащили».
«Я? Обещал? Не помню. Вообще ничего».
«Странно, ты сроду провалами памяти не страдал, всё всегда помнил».
«Вот и я о том же. Просто теперь думаю, это сон был или ожившие воспоминания? И куда силлуры нас тогда поволокли?»
«Туда, куда мы так мечтали попасть – на их Центральную базу. Неужели ты не помнишь? Хотя тебе тогда здорово досталось. Мало того что жестко катапультировался, так эти уроды тебя так отделали… помню, ты как неживой еле шёл. Так что, рассказывать, как было дело?»
«Обязательно, терпеть не могу мутных историй».

Брант принялся вспоминать, начав с самого боя, начавшегося совсем не так, как планировалось…

«Представляешь, того, что ты мне рассказал, я не помню! Вообще ничего».
«А почему тогда я?..»
«На Каэрэ есть кто-нибудь из наших, кто тогда попал с нами в плен?»
«Предлагаешь поспрашивать и их? А смысл?»
«Хочу понять, как и когда я забыл, может, ещё кто-то такой же беспамятный?»
«Там Маэ был?»
«Был! И его нынешний муженёк тоже, судя по сну».
«Вот их сначала и спрошу. Только ты мне продиктуй, кого вспомнишь по своему сну».

Фе чуть напрягся и стал называть имена…

«Короче, ты хочешь узнать, один ты такой потерявший память или есть ещё кто-то?»
«Да, совершенно верно. Я могу даже объяснить, почему ты это помнишь. Потому что тебя положили тогда в биоцентр из-за нарушения координации. Помнишь, у тебя рука подрагивала, и голова кружилась?»
«Точно! Просто у меня с событиями второй портальной в голове какая-то мешанина. Короче, пятый седьмому - принял».
«Седьмой пятому - услышал», - пошутил Фе.

Но Брант не удовлетворился последним и стал расспрашивать друга, как у него дела. Они трепались почти полчаса без перерыва, и Фе это помогло. Он расслабился и успокоился, мысли пришли в условный порядок.

За завтраком Фе продолжил разбирать свой сон. Вернее, ту часть, которая была связана с Йеном, потому что он явно ощущал себя маленьким, затравленным всеми ребёнком, неспособным дать никому отпор. То, что это не его эмоции, было слишком очевидно. Лоэ даже в детстве не складывал лапки, а старался давать обидчикам отпор.

«Неужели это настоящие воспоминания скрадика?! Но откуда они взялись?! Если так, как я думаю, значит, Йен не умер, а просто спрятался где-то глубоко внутри, где его никто не может найти, или это я его задвинул-задавил? Йен!!! Откликнись! Йен! Возвращайся, я ничего тебе не сделаю, малыш… дай хотя бы знак, что жив… я… мне было очень тяжело принять тот факт, что я занял твоё тело, чтобы выжить. Йен, прошу тебя, Йен!!! Откликнись!»

Фе прикрыл глаза и углубился в себя, пытаясь хоть что-то услышать или уловить, и на миг ему показалось, что где-то в глубине него что-то трепыхнулось. Он потёр лицо. Хорошо, его отвлекли.

- Ну как, успешно слетал на Визуу? – спросил Син.

- Как ни удивительно, да. Отобрал девять рэрдов. Способные ребятки.

- Ого, поздравляю! Ну, у тебя и рабочая неделя выдалась!

- И не говори. Со всех сторон прилетело. Надеюсь, что к следующей учебной неделе мой Мири родит.

- А уже родившийся малыш на кого похож?

- На прадеда Мири, Мирангра Скаттэ, отца Ангра. Могу показать. – Фе достал рабочий планшет и показал кшыша, опасливо выглядывающего из складок покрывала.

- Какой красотуля. А глазки умненькие и хитренькие. Только больно мелкий, или мне так кажется?

- Не кажется, он действительно мелкий, но сосёт хорошо.

- Это самое главное, - улыбнулся Син. – Мой младший задумался о третьем. Но ещё до конца не созрел.

Рэрды засмеялись. И Син стал рассказывать, как Зои строит исинэ, вечно пытающихся куда-нибудь первыми влезть или хотя бы вставить свои полсени, рассмешив Зоргена.

- Слава Богам, они прилежно учатся и тихо сидят на уроках, внимательно меня слушая. Но и вопросов больше всех задают. Причём по делу и чётко их формулируют. Эти хитрецы постоянно меня удивляют. Они такие выдумщики, из них идеи потоком льются. Очень любят со мной на занятиях подискутировать, молодцы. И ручки у них умелые. Что ни покажешь, всё делают. Первые. Прирождённые лидеры. Рэрды на их фоне теряются и фигурально, и буквально.

- Не жалеешь, что их взял?

- Боги с тобой, нет, с исинэ весело, они каждый день что-нибудь новенькое придумывают. Вчера, например, все дружно учили какой-то танец под их руководством. Даже твои рэрди пришли. И Айка. Знаешь, как отплясывала? Я сегодня утром специально в её карту заглянул. Понаписали там всяких глупостей. Вполне нормальный ребёнок.

- Почти. Надо будет узнать, что они такое интересное разучивали.

После обеда у группы Зоргена было полтора часа свободного времени. И скрад решил немного заняться рутинной работой – разными отчётами и планами, а заодно просмотреть расходные таблицы.

- Папа Фе, к тебе можно? – в комнату заглянул Зои.

- Заходи.

- А я не один. С Милли. Не бойся, наш папа Фе не кусается, - на полном серьёзе обратился Зои к рэрди. – Милли хочет с тобой поговорить. Да, хочешь, - строго сказал рэрдик. – Ты мне сам говорил. Вот, я тебя привёл. Можно мне тоже послушать? Да нет там никаких секретов. Милли смешной. Боится. Я же с тобой.

- Всё же мне хотелось бы услышать юного рэрди. Думаю, он просто стесняется. Да, Милли?

- Чего? – не понял прямолинейный Зои. – Что он умеет про себя разговаривать? Подумаешь, это такая ерунда. Правда же, папа Фе?

- Смотря для кого.

- Да! Для меня это не ерунда! О таком нельзя говорить! Иначе… иначе меня замуж не возьмут! И не будут разговаривать! - возмутился Милли и сердито посмотрел на невозмутимого Зои.

- Глупости, - мотнул головой рэрдик. – Например, мне всё равно. И вообще это удобно: вот я полез в подвал, а Изе мне говорит, что нужно достать. Не надо кричать и всё хорошо слышно.

- А кто такой Изе?

- Мой братик, мы вместе родились. Он рэрди. Его полное имя Фергизе, а моё – Зоирен. От Зоргена Ферехт. Папа нас так специально назвал.

- Какой ваш папа хитрый!

- Есть такое, - усмехнулся Фе, вспомнив Ано. – Очень хитрый. Так о чём ты хотел со мной поговорить? Иди ко мне поближе, если хочешь, садись на колени.

Милли воспользовался последним предложением Фе. Тот ласково погладил юного рэрди по голове и приобнял.

- Скай дал мне деловое предложение.

- Сделал, а не дал, - поправил Фе. – С ума сойти. И в чем оно заключается?

- Скай предложил мне с ними мысленно разговаривать.

- Так это хорошо. Чем больше разговариваешь, тем лучше получается. И наоборот. Ты ведь хочешь учиться в Академии?

- Да.

- Твой дар тебе там очень поможет. Если мы с тобой хорошо подготовимся, ты обязательно попадёшь в особую группу, где большинство будет обладать мыслеречью. Да, есть правила, как надо ею пользоваться. Всё дело в том, что многим это неприятно. А некоторые испытывают панический страх. Я однажды наткнулся в Комплексе на чей-то медицинский архив. Там были очень старые документы времён первой Империи. Так вот, там было написано, что мыслеречью когда-то, ещё на Иристане, владело большинство рэрдов. И она повсеместно использовалась, потом, после переселения, мыслеречь почему-то была запрещена, а позже кое-кто додумался использовать особую аппаратуру, блокирующую её применение. В целях безопасности.

- Чьей? – спросил умненький Милли.

- Ты ещё слишком мал для подобных разговоров. Так что не бойся, ты можешь разговаривать с исинэ, с Зои и со мной. Я тебя могу услышать, даже если ты будешь далеко. Например, чтобы что-то спросить или позвать на помощь.

- Дедушка мне о таком рассказывал. Он говорил, что очень давно в Империи были рэрды и рэрди с очень сильным даром, они могли разговаривать на расстоянии, а теперь таких нет.

- Есть, но их очень мало. И они стараются об этом никому не рассказывать. Когда ты начнёшь учиться в Академии, вам будут об этом рассказывать.

- Скай хочет сделать какой-то клуб. Для нас.

- Ох уж этот Скай! Нет, мой хороший, давайте обойдёмся без клубов. Просто общайтесь друг с другом, но не на уроках.

- Исинэ вечно болтают, - вдруг выдал Зои. – Я им говорю, что не надо разговаривать, но они меня не слушаются.

- А ты мне говори, я найду способ…

- Они обидятся.

- Тогда припугни их, говори, что пожалуешься мне, и они не смогут больше про себя разговаривать. Кстати, приборы, блокирующие мыслеречь, используют при приёме в большинство Академий Центра. Чтобы будущие курсанты не подсказывали друг другу. - Милли и Зои хихикнули. – Но у таких, как мы, есть свой неписаный Кодекс. Не применять во зло, ибо оно вернётся к тебе ещё большим злом, уважать личное пространство других, помогать друг другу, не хвастать своими способностями и использовать их не для баловства, а по мере необходимости. Мой младший муж, папа исинэ, например, считает, что мысленно неприлично разговаривать в обществе и пытается отучить Ская и Лина болтать про себя… - Зои фыркнул. – Милли, я смог помочь тебе?

- Да. Жалко, что мой дедушка умер и не встретился с тобой.

- И мне жаль. Но он сделал главное – научил тебя тому, что знал и умел сам. Знай, всему, что есть и будет в твоей жизни, ты обязан только ему.

- Можно спросить?

- Конечно. А почему нас заберут домой завтра утром?

- Потому что так оговорено в правилах. Две-три первые учебные недели всегда немного укороченные, чтобы вы привыкли.

- А как же твоя группа?

- Ну, они заодно с вами. Просто в этом году у нас всё перепутано. Обычно вместе учатся первый и второй годы обучения, и третий с четвёртым. Завтра с утра я раздам вам задание, а потом прилетят ваши родственники и заберут вас домой. Всё, дорогие мои, мне нужно работать, а вас ждут.

- Кто? – удивился Милли.

- Исинэ, - коротко ответил Зои.

@темы: Там ветра летят, касаясь звёзд - VI